Почему комиксы про суперменов - это круто
02.01.12 00:00

Возлюбленные мои! ((С) напр., Иуд. 1:3) Сегодня в своей колонке я вновь поведу вас по пути неизведанного.alt


Девизом моего ЖЖ являются слова великого русского полководца Александра Васильевича Суворова: «Мы русские, и потому победим!» Неудивительно, что некоторое время назад я приобрел по случаю двухтомное издание русских былин (Былины. В 2.т. - М.: Государственное Издательство Художественной Литературы, 1958.). В его первый том вошли древнейшие былины, былины Киевского цикла, Новгородские былины и т.н. поздний воинский эпос (напр. былина «Васька-пьяница и Кудреванко-царь»). Не знаю, как у нонешнего поколения, особенно у тех, у кого поставленные в один ряд слова «русский» и «Киев» вызывают недоумение, а в моем детстве самыми знаменитыми былинными героями были Алеша Попович, Добрыня Никитич и Илья Муромец. Эти русские богатыри как раз являются основными героями Киевского цикла. В его оглавлении встречаются любопытные названия. Например, «Бой Добрыни с Ильей Муромцем», «Бой Дуная с Добрыней» (Дунай - еще один богатырь, чуть менее известный, чем остальные)...

Содержание указанных былин примерно следующее: едет один богатырь по полю, и вдруг видит, как ему навстречу едет другой богатырь и кричит, что нет его круче. Первому богатырю становится обидно и они начинают месить друг друга чем ни попадя. Потом мирятся, конечно, и едут совместно вламывать каким-нибудь ближайшим татарам, врагам всего прогрессивного.

Ничего не напоминает?

Культура любого народа проходит стадию героического эпоса. Героический эпос - это когда какой-нибудь герой ездит по земле и борется со злом в виде всяких драконов и немейских львов: Геракл, Беовульф, Зигфрид, Лемминкяйнен, Добрыня Никитич, Амирани, Нюргун-Боотур и т.д.

Надо сказать, что, по современным меркам, героический эпос большинства народов создавался в глубокую старину, на раннем этапе национального развития. Но вот если взять американцев... Как отдельный этнос они себя, пожалуй, начали осознавать только к середине восемнадцатого века. Соответственно, этническая самоидентификация требовала каких-то особых культурных форм, которые отличали бы новорожденную нацию от всех остальных, особенно от ее родителя - нации британской. До середины девятнадцатого века процесс шел ни шатко, ни валко - в американском обществе сохранялись доставшиеся ей в наследство от аристократической Англии сословное разделение культуры. Если в простонародной среде и происходил какой-нибудь Поль Баньян со своей Славной Семеркой, то высшие слои общества ориентировались на британские викторианские культурные стандарты. Только Гражданская война как следует перемешала это тесто - на ее полях американцы добили свою рабовладельческую псевдоаристократию, а последовавшие за этим волна иммигрантов и промышленный рывок создали, наконец, все условия для складывания оригинальной американской культуры.

Вот, например, цитата из заключения моего диплома под названием «Становление комикса, как явления американской массовой культуры: 1890-е - 1930-е гг.», который я в эту среду защитил на историческом факультете Московского педуниверситета:

«Средний американец был образован, но не слишком - глубина и утонченность уходящей викторианской эпохи его не прельщала, вкусы его были благочинны, но не слишком благородны, а скорее прагматичны. Он много и добросовестно трудился, а поэтому, расслабляясь, требовал ярких и зрелищных развлечений, которые позволили бы ему на время отвлечься от суровых будней. К тому же ряды средних американцев постоянно пополнялись живым потоком иммигрантов, у которых была своя проблема: они плохо знали английский язык. Именно поэтому появившиеся в массовых газетах нового типа комиксы быстро завоевали популярность у американских масс: по тем временам это было самое динамичное и доступное развлечение (экспрессивные рисунки, сопровождавшиеся простым текстом, часто имитировавшим тот или иной иммигрантский сленг, рассказывали забавные истории на последней странице газеты, стоившей всего один цент). Конечно, кинематограф, особенно после обретения способности говорить, быстро сместил комикс с престола популярнейшего вида досуга, но ко времени, когда это произошло, комикс занял прочное место в американской культуре. В комиксе она, наконец перестав следовать европейским культурным стереотипам, нашла оригинальный инструмент выражения своего национального характера: комикс взял на себя роль ярмарки идей, стал питательным бульоном американской народной мысли, средой для становления мифологии молодой культуры. Эта тенденция прослеживается на всех этапах культурного развития США, вплоть до сегодняшнего дня: с момента появления на свет самого мощного американского архетипа - человека со сверхспособностями, Супермена и его отпрысков - все наиболее оригинальные художественные идеи сначала проявляются в комиксе, чтобы потом быть перенятыми Голливудом и прочими институтами массовой культуры.»

Можно поспорить насчет заключительной части этого высказывания, но тем не менее.

Таким образом, получается, что мир в первой трети двадцатого века стал свидетелем становления героического эпоса американского народа. У меня, как у историка, от этого дух захватывает.

Супермен, Бэтмен и Спайдермен - это американские Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович.

По крайней мере, это моя гипотеза.

Спасибо за внимание.

Ну, а в следующий раз, возлюбленные мои, мы раскроем заговор против комиксов, существующий в современном мире.

Tags: комиксы в рекламе | компьютер | работа | рисование

Последние обновления за 20.09.09 08:13